Анатолий Гаврилов
 

Поля, перелески, овраги.
Таксист молчалив, темно.
Только где-то по улицам тихим.
Одинокая бродит гармонь.
Так бы ехал и ехал.
Но пора выходить.