Лина старостина 
 
Поэзия

Любезные читатели! Я рад представить вам произведение москвички Лины Старостиной. Её род занятий я обозначил бы, как художественное творчество, её стихи, как послания яркого человека. И этот человек не боится самых разных мнений. Я думаю ознакомить вас и с иными её посланиями.  Я так думаю… 

 

Из цикла портреты. Рембрандт

В сгущении красок холста, 
в игре светотени -- его смеющееся лицо 
в чёрном берете, увенчанном невесомыми перьями. 
... она оглянулась в недоумении --
такая невинная шалость -- у юного мужа
сидеть на коленях -- у всех на виду ... 
-- Смелее, Саския, драгоценная лилия, 
ты со мною -- счастливым и пьяным! 
Для праздничной вечеринки с друзьями выбран камзол в оттенках рубина из тяжёлой парчи, мерцающий при свечах восточный орнамент, 
отделан брабантским кружевом -- для тебя -- бархатное платье цвета болотной выпи, шёлковая рубашка ложится тонкими округлыми складками на рукавах, словно дуги арок. 
Саския, жемчужные серьги матовы, 
как и сияние нежной кожи! -- кто из прохожих 
мимо пройдёт, сможет отвлечься от 
нашей идиллии, пью за тебя 
бокал рейнского, милая, 
нет такой силы на свете, что потревожит 
или разрушит счастье! - моя рука тому служит порукой,
пока она держит шпагу с эфесом чистого золота, 
не посмеют приблизится боль, нищета и старость -- верь мне! 
Молодость вечна, а талант мой неиссякаем! 
Она -- то беспечна, то недоверчива временами, 
но льнёт к нему -- он красив, влюблён и ласков; вино в бокале 
прибавляет 
от века к веку -- аромата и крепости, не превращаясь в уксус. 
ткани и краски лишь дорожают, воплощаются
в артефакты. 
Его жизнь ушла 
в погашение ссуды. 
А счастье... отмерят иною мерой 
нового вкуса нальют вИна. 
Картина окончена --
подходит, шаркая, ставит подпись
-- в разбитой обуви блудного сына...



*****************

Из цикла портреты. Сенека

Тараканьи бега грозовых облаков
оборвали покойную негу столицы. 
Постаревший Сенека 
из-под век отёчных -- глядит
на мельканье придворных -- мимо лиц их. 
Вослед ему --
-- сдавленный шёпот насмешек. 
-- Ты здесь -- лишний, Сенека, -- утомлённо
отводит глаза 
на тонущий в сумраках город. 
Ломит сустав, онемело плечо,
и в жару -- ощущается холод 
каррарского мрамора, 
тусклый блеск позолоты и будущий ливень
-- верный знак -- резкой смены погоды.
Роскошь --
зеленеющих пиний 
на фоне бесконечно давящего неба
утомляет излишеством красок
и тяжестью линий. 
-- Полдень -- 
впереди ещё вечер -- ни к чему суетиться,
-- представляю --
гонец с прискорбным известьем 
-- Нерон в окружении свиты
-- утолённые местью -- притворные лица. 
Выпал жребий 
-- мой воспитанник -- милый юнец 
стал
в шестнадцать -- властителем Рима. 
Но жребий, как водится -- слеп
и в Сенате -- опять
-- не наездник верхом -- жеребец!

... истекает империя скисшим вином 
прохудились
границы провинций --
хитросплетенья интриг, воровство 
из казны, равнодушье сердец. 
Моя участь -- 
плачевна -- оставил кормило
--но с Римом не в силах расстаться --
знаю
-- придушено всё -- 
до чего 
дотянулся палач -- августейшими пальцами. 
Отточено лезвие, 
друг мой, 
избавит легко -- от недуга-печали -- излечит
-- нет -- не царская милость
-- а кровь 
из сплетения жил
отпускаю её -- на свободу течения. 
Ave Ceasar, идущий на смерть, 
-- не доставит услады --
-- мольбой о прощении --
поминки Сенеки -- не для хлеба и зрелищ, 
чувствую милость Создателя 
-- наедине с Ним
-- по капле
изливается прошлое -- входит бессмертие... 
словно в засуху 
-- обессиленный ветер принёс 
долгожданную влагу живительных ливней. 
Остывающий вечер
-- всухую гроза, 
но --
напоены допьяна кроны -- по срез сухожилий..

* * *

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В тёмной шёлковой подкладке
слились город и предместья. 
Иглы молний, нитей морось, 
струи ливней подшивают мостовые.

Сложен веер белых крыльев. 
Зонт отбрось и черпай горстью
-- соль морскую, гул лагуны
и волненье океана,

жгут натянутых каналов; 
облицованные мхами, 
ниши арок и фасадов, 
умноженье анфилад,

отраженных амальгамой, 
окольцованных мостами. 
Ветром и упругим валом
смыты пристани Сан-Марко,

смяты рёбра стильных лодок, 
стихли звуки баркаролы 
франтоватых гондольеров, 
бархатные спинки кресел

-- под водой. Утерян гребень 
той гондолы
наконечник, 
голубь вестник
ветвь оливы
о-бро-
нил. 
Но
ось 
луны по-
вернулась
и отлив
высвобождает, 
взятый в плен
волнами остров:
остов башен и дворцов,

барельефы на порталах
и скульптуры на фронтонах, 
мрамор лестниц и колонн, 
влагу чёрных панталон

франтоватых гондольеров, 
тех, что чистят бархат кресел, 
крепят в гнезда древки вёсел, 
льют шампанское рекою,

распевая баркаролу, 
чтобы шёлковое небо
выпустило птиц
на волю.

 

* * *

каменный водонос
вычерпанный до дна
танец победный ос
пьяный хорал вина

выжжена солнцем тень
медленно плавит зной
потную сытую плоть 
спящих вповалку гостей

их пополудни не тронь
к ним подступает день
золотом стёкший мёд 
смазанный пятернёй

ряд неразрывный нот
рёбер и позвонков
веером рыбий хвост 
тонут в овалах блюд
масляном омуте снов

псы рычат под столом
из рассечённых ран
жилы рвут на куски 
тонких сосудов скань
внутренностей перламутр 
... 
свадебный стих рожок

из галилейских кан

* * *

 

Г. К.

когда ты спишь и смотришь в окно
вытираешь пальцами капли дождя изнутри
не касаясь влаги холод стекла убеждает тебя
что ты помогаешь каплям стекать по намеченным тобою дорожкам ты пьешь кофе
и ковыряешь вилкой яичницу вечно яичница
по пятницам ты торопишься на работу уф
наконец последний день недели еле дожил
вечером хороший джин и джингл можно
расслабиться надеть пиджак в клетку
казаться свободным для всех и даже 
самому себе рисовать линию жизни цветными фломастерами надеясь
никогда не увидеть как параллельные 
прямые сойдутся в единой точке 
всё это время я поджидаю тебя в засаде 
хочу прикончить тебя и свои мысли, 
своё беспокойство твоё занудство и мою
негасимую злобу задушить вас обоих
не знаю кого прежде прошу поспеши
не оглядывайся я даю тебе фору 
считаю: раз два три... беги молча 
не говори что сильнее судьбы

***

Заросшая тропа
остановилась на пороге сада.
Чуть слышно 
моросит.
Чернеют ветви,
испитые до наготы,
стволы притёрлись
к ржавчине ограды.
Срываясь,
дождевые капли 
стучат, 
как перезрелые плоды.
Внизу -- петлёй
накинута река.
Глухое олово воды,
храня молчанье,
уносит
отраженье
вдаль
за горизонт,
где зримый свет 
ушедших без следа,
проявится
на
смытых веком слайдах.
Вороний грай
встревожил старый сад.
Деревья, 
вскинув к небу головы,
стоят,
бросая под ноги
последнюю листву,
как сорванные флаги.

seneca-3.jpg
20.GIF

Созвездие Рыб


Тетива пропела -- мимо цели,
зол Стрелец,
сеть созвездия вдогонку
мечут беглецам.
Звенья из Сатурновых колец
Близнецы куют и Дева,
с завистью кусая губы в кровь,
казни ищет наглецам:
-- Похищена любовь,
жжёт огонь коварные сердца,
что Юпитеру дозволено
традицией богов --
смерть воздаст непоротым глупцам!
Разъяренный,
рогом упирается Телец:
-- В небесах
Весы вершат высокий суд,
преступленье очевидно, но...
не поймают -- значит, не убьют!
День склонился
скрыть влюбленных в рощах
и расщелинах земли
среди скал,
где ветры гнезда вьют.
На волнах речных,
на дне морском, где властен Водолей
не найти возлюбленным приют.
Колесо Фортуны совершило оборот
прощены преступники,
в которых нет вины,
им предложен Девой суд иной:
-- Рядом навсегда,
но никогда -- близки или
ваша ночь и головы долой!
В лунном блеске серебрится
чешуя
златопёрых Рыб -- созвездья,
равного богам.
Честь, оказанная смертным
велика --
притяжение и вечная любовь,

две звезды
на расстоянии плавника.

coathanger 4imgs 1min.jpg

Заявление кота

Не мигая, cмотрю я на ваc,
дорогие хозяева, и охреневаю.
Отращиваю для вас пуховое одеяло
с нежным подшёрстком. 
вы отвечаете жёстко -- сухим кормом.
Вылизываю, из жалости к вам,
донышко миски,
а ведь помнится, в холодильнике 
с вечера были сосиски. 
Насыпали гору вискас моему совершенству
и это, только начало бедствий :
разлеглись на моём диване, 
нагрузились виски, заняли 
насиженную подушку и давай 
мне шипеть "ксссь" на ушко.
Подумайте сами, слух утончённый
нужен, чтоб мышь через стены 
засечь, а не ваши стоны.
Ещё приставали с цирковыми прыжками.
Соображали бы 
-- у меня осанка аристократа, 
хвост, как у павы -- пушистый,
штанишки под ним чистого шёлка.
Фитнес с личным тренером ищем,
к чему мне плебейские игрища?
Подытожим: когти стачивают,
кормят дрянью, комбинезон собачий пытались надеть для гуляния.
Нанесено оскорбление 
королевской особе, 
а должно быть отношение особое! 
Как мне смотреть в зеркальное 
отражение, одно раздражение?
Требую обожАния и обОжения!
Постановляю: гадить в обувь, 
орать дурниной под дверью, 
драть обои, пока не увижу - не поверю 
в полное и безусловное покаяние:
для начала -- отдых на крышах Майями,
отторгнутый у посторонних диван, 
эксклюзивный трон с подогревом, 
изменения в рационе: 
на первое
-- бульон с каперсами, чуть перченный,
затем, паштет из кроличьей печени, 
взбитые сливки со свежей клубникой, 
ну, если делать нечего, 
к ланчу -- озёрной рыбки. 
Главное,
для прогулочного моциона 
-- на бархатном поводке вышить
золотом "Вася" читаемой вязью, 
к нему же
-- прицепить ошейник хозяев.
Я всё сказал, подписать заявку, 
приступить к исполнению, мяуууу!

***

утро разбило моё окно
осколками полнится дом
вращается солнечный калейдоскоп
горит золотым огнём

прочерк коротких и длинных тире
в свитке соломенных штор
скрипнула приоткрытая дверь 
шёпотом разговор

окон растресканный переплёт 
пуповиной лозы обвит
матовых ягод лиловую гроздь
зародыши косточек на просвет
поёт виноградный лист

низко-гудящий шмелиный взлёт 
грозы басовой раскат
тонкую рябь молочных берёз 
елей сумрачный монолит
нанизывает закат

вечер бросает кости ветров
выпал восток наугад
солнце обрезано по горизонт
час полночный отданный в рост
приводит дорогу назад

после развилки второй поворот
ступени привычный глазам переплёт 
тающий свет в окне
дом у которого солнце встаёт 
продам по сходной цене