Мартин Коа. Позднее средневековье
 Переводы Олега Казакова
 
Поэзия

Невеста

 

 


Душа моя! Невеста
Неукрашенная!
Бедняжка. Брошенка.
Бродяжка!
Мне сердцем жаль тебя, хотя
(Не странно ли?!)
Я и в лицо тебя не знаю,
Всё где-то вдалеке блуждает ум,
Но кланяюсь тебе,
За нерадение свое!

Мартин Коа. Поэзия. Переводы Олега Казакова

ПЕРЕВОДЫ ФРАГМЕНТОВ  ДРЕВНЕЙ  ПОЭМЫ «ДОРОГА», LA STRADA

Песенка

Я был в заточеньи в Марселе
Наполнял я чашу вином,
Глядел, как оно искрится,
Вспоминал о милых горах весной
И распевал старинные песни
О радостных снах, которым не суждено
Сбыться.

Фрагм ПЕРВЫЙ

Едва обрёл я покой в заточеньи
Марсельском,
Снова явились они – эти двое молчащих
В облачениях синих, в тёмно-синих накидках.
Спрятав лица, чуть лоскутом помахали,
Положили его предо мною, и пахнУло
Новой бедою и новым жестоким изгнаньем
Я подвинул лоскут к себе. Рядом безмолвие.
Было начертано на лоскуте: «Собирайся, сударь, в дорогу,
А мы тебя не оставим». – Я закричал: «Кто вы?!»,
Однако учтивым ответом было молчанье.
 

Фрагм ВТОРОЙ

 

 

В Марселе очень редок снег,
Но именно теперь, когда я взял сумУ
И сунул ноги в башмаки,
Он густо полетел, наверно, для того,
Чтоб стало мне трудней и горше.
Серебряный закат, отсвечивал в заливе,
Стояли величаво корабли из дальних стран.
Всё было косо заштриховано
Летящим снегом.
А вот и перекрёсток...?
«Ступай-ка прямо, спустимся к заливу» -
Сказал неумолимый тихий голос.

Фрагм ТРЕТИЙ

Стражи мои в одеяниях тёмно-синих

С капюшонами, на которых – изображенье павлина,

Были со мною милостивы. Плыли мы пО морю,

Любовался я изумрудными волнами,

Белыми чайками над пенными гребнями,

Услаждался мой слух пением ветра в снастях

А потом наш корабль водворился в некоей гавани.  

И меня куда-то вели, а потом усадили за стол

И люди учтивые угостили меня очень вкусным обедом,

Наливали мне в чашу вино превосходное,

Говорили, мол, знают, что я астроном и философ,

И что мне они рады весьма…

А потом стали бить.

И решил я, что всякой отраде суждено завершаться

Нелепо! 

А потом  швырнули в повозку меня 

И повезли.

Фрагм ЧЕТВЕРТЫЙ.

 колодец меня бросили.

Каменный.

На дне воды немного. 

И хлюпнула вода довольно весело,

Когда я сюда свалился.

В кругу бледно-синем

На малое время возник капюшон тёмно-синий

И  хмыкул.

Затем стремительно пророкотали копыта

И смолкли…

Степь там – наверху - на многие долгие вёрсты…

Вдали  на  горизонте бурые холмы – 

Вот всё, что я успел увидеть.

И решил  умереть поскорее.

Разбить ли голову об осклизлые камни, 

Либо вовсе не шевелиться, и так

Околеть.

Почему они колодца не пожалели? –

Подумалось мне.

И вдруг я поднялся, к стене подошёл 

И вцепился в осклизлые камни.

Подтянулся и рухнул.

Захохотала вода.

И, всё ещё желая умереть, 

Я вновь поднялся и снова подошёл к стене,

Вода опять  хохотала и брызгалась.

Развлекался колодец…

И так ещё раз, и ещё…

Но что-то случилось со мной,

Вдруг стали железными пальцы,

И нога вдруг нашла еле заметную выпуклость,

И руки мои меня потащили

Вверх.

Скрипнули, стиснувшись, зубы…

И –  всхлипнула вода.

И выбрался я из колодца и долго лежал

На  земле, познавая  всем телом

Её вожделенную ласку.

Вдыхая горький и сладостный её аромат.

И увидел я высокое небо,

И были даны мне силы. И встал я

И направил шаги 

К  далёким бурым холмам.

(продолжение следует)

ЦВЕТОК

Нежданная нежность.

Чьё-то раздумье трепетно-светлое.

Осторожное

Прикосновение.

Лёгкий всполох в чьём-то сердце…

Взгляд ангела, ставший вдруг

Дивным растеньем.

Твой аромат.

Предчувствие тёплого тихого ветра.

Цветок —

Сбережённая тайна.

Ночью был во дворце

Дебош

Из-за чего не поймёшь

Спит за барским столом 

Мажордом

И едва пробудившись 

Хозяева-гости лепечут

Что все они братья

А ночью была только ругань

И только проклятья

И пробравшись сквозь утренний сад

Наблюдает в окно разбойник

Нагл и красив

Не безобразнее тех кто богат и

ВелеречИв

И с напарничком он вдвоём

И устроить бы в замке

Погром

Да ныне разбойник

Миролюбив

1438835420_razvodnoy-most.jpg

Д. Пиранези "подъемный мост"

- - -

На этой земле

На каждую свободу

Найдётся свой тюремщик

---

Душа молчит.

Тревога поселилась,  там,

Где жила тихая радость

---

Я сказал ветру:

Посети меня, любезен будь,

Войди в моё жилище,

Поживи отдохни в моём доме,

Вкуси хоть немного покоя

Отдохни от этих грозных туч,

От слишком лёгких облаков,

От гроз, от злобы и упорства скал

От неусыпного прибоя, от бурь…

-Да, - сказал мне ветер, - Однако,

Иная воля Творца обо мне.

И улетел

Ветер.

1357940778-1043768-www.nevsepic.com.ua.j
ekbmSqPOFNM.jpg

Художник Ян Стен

Подожди подожди 
ДорогОй собутыльник
Я ведь совсем не о том
Я хочу спросить у прохожего
Хоть у того ни на кого ни на что не похожего
Где мой дом?

ВСЕГО-ТО

Мы с вами различаемся как тень и призрак
Как знак беды и как сама беда

Но скажем так

Без глупой укоризны

Различия меж нами всего-то ерунда.

 

ПОДРАЖАНИЕ ДРЕВНИМ СЕРЕБРЯННЫМ:

Просьба не горячиться поборникам непременности приставки «без»

Оглушение в языке есть, какой ты ни руби лес.

**

Бессолнечность Беззвёздность 

 Бессовестность

Бессонница Бессилие Беспробудность 

Бездумие

Безоглядность, Безоблачность Беззлобие

 Беззаботность 

Безбрежность

Свобода